Обозров aльманах
о мире и жизни в нем
site-map

Кон • Закон • Рита

Статья из «Растолкового словаря Обозрова»

Кон — древнерусское слово, в настоящее время используются только в игровой лексике. Но от него также произведены слова «закон» и «конституция».

Кон является комплексом неписанные правил общественной жизни (правила игры), передаваемых из поколением в поколение культурой народа (песни, танцы, поговорки, сказки и т.п.). Никогда прямым единым текстом, а разбросанный по всему культурному агломерату в виде подсказок, намеков и моральных образцов. Это позволяло преодолеть проблемы не до конца сформированной письменности, отсутствие полной грамотности, ошибок в трактовке текстов и слишком буквального его прочтения.

Кон использовался в древнем обществе до внедрения римского права и других пи́санных законов. Коном также называется неявная граница между справедливостью и нарушением ее (красная черта). Переход за эту линию карается за·коном (наказание, пеня, пенальти).

Если кон определяет как правильно жить, то закон – как жить не следует. Закон стал необходим только тогда, когда люди стали массово терять чувство меры. В наше время чувство меры теряется стремительно день ото дня и т.н. "законотворчество" стало превращаться в т.н. "бешеный принтер".

Связанные понятия

Мысль изреченная <и тем более записанная> есть ложь. © Ф.И. Тютчев

К сожалению это относится и к писаниям (заветам). Они всегда могут быть истолковано не так, как подразумевалось исконно (за счет утери прежних смыслов и понятий, трактовок и переводов). Все это происходит по причине обвальной рационализации сознания.

«Буква закона» vs «понятия» (формализм/бюрократия и понимание кона)

Закон как явление появилось впервые в древнем Риме и считается величайшей ценностью и основой нашей цивилизации. Возникает ряд риторических вопросов:

  1. Как жила цивилизация до Рима?

    Соблюдая неписанные принципы кона, то есть "по понятиям". Все понимали и чтили кон, а любые нарушения кона были очевидны и пресеклись "в рабочем режиме".

  2. Почему Риму понадобился закон?

    Понимание кона стало критически падать. Нарушения кона стали не очевидными и спорными. Записать и зафиксировать кон (в виде нынешней конституции) было практически немыслимо в то время из-за отсутствия абстрактного понятийного аппарата. Поэтому проще было перечислить лишь наиболее насущные спорные случаи того времени положить им конец. Но поскольку падение понимания кона стало ускоряться, то конечно же потребовались добавление новых случаев и со временем это превратилось в перманентное "законотворчество".

    Общефилософская причина потери понимания кона объясняется ускоренной потерей чувства меры.

  3. Почему именно в Риме начало падать понимание кона?

    Рим сломал социальное устройство умеренных по численности городов-полисов и стал создавать мегаполис. По сути он приступили к толпотворнию, что привело к появлению охлократии, возникавшей сама по себе, явочным порядком.

    Мухи возникают из грязи © Теория самозарождения
    Отвергнута после изобретения Левенгука, но получившая новый смысловой толчок усилиями Дарвина.

    Аналогично выглядит охлократия под философским микроскопом и она отнюдь я не способствует принципу гражданского обществазачем нести ответственность за что-либо, что не касается меня лично? Тем более, если социальное устройства это позволяет и даже способствует такому в виде создания множества специальных формальных организаций за общественные деньги, получивших разрешительные функции: «Вот пусть у них и болит голова».

    Более подробно о процессе толпотворения и его негативных последствиях в определении и описании понятия земство.

Последствия

Естественно, что не все поголовно люди потеряли чувства меры и понимание кона, но сама идея закона у них симпатий не вызывала. По началу проблем с ними не было, а наоборот они были самыми яркими и ответственными представителями общества (ариями).

Проблемы начались когда идея закона стала использоваться не по назначению, а извращаться. Вместо цели сохранения устоев гражданского общества, закон стал использоваться как легальный инструмент для лоббирования интересов отдельных классов и изменять законы в их пользу. Противники концепции закона стали выражать свое недовольство, но поскольку им в ответ апеллировали к легальности и правомочности закона, и отсутствия какого-либо другого формального правам, а моральное право (кон) не рассматривалось из-за отсутствия четких критериев.

Тогда эти люди стали переходить к контр-действиям. Наиболее яркий пример такого противодействия формальному закону выражено в легенде о Робине Гуде — (анг. Hood, а не Good) "капюшон" для скрытия лица – типичный атрибут противника официальной власти (ныне балаклава).

Не следует ориентироваться на временной период и место расположения событий. Это явление общецивилизационное, просто английская версия, описывающее его стало наиболее известна и глубоко вошла в сознание позднероманской культуры. Существует четкая аллюзия с историей Дона Кихота –  условного "Робина Гуда", но уже покинутого всеми его рациональными последователями. Остался лишь Санчо Панса – образ наивного, но верного (верующего) простачка.

Воры

Естественно власть начала борьбу с противниками закона (они же ярые приверженцы кона). Для начала объявили ворами (много позже "политические"). Слова «вор» не имеет исконного отношения к краже, а скорее к тому, кто покусился на уже общепринятые устои общества. Например вором был объявлен Емельян Пугачев. Имя тоже придумано властью, чтобы оно говорило само за себя – мелет ерунду, пугало огородное.

В русском языке «вор» этимологически связан с во́роном – черный, суровый и мудрый.
В библейской культуре – варраванварвар ← санс. बर्बर [барбар] – чокнутый, упёртый.

И да, трое распятых на Голгофе – все воры, нарушители устоев обществам. И судя по всему тот, что был наречен властью Варравой был самым популярным в народе (местный "Робин Гуд"). Теократическая власть все рассчитала, оценив кто для них более опасен на данный момент. И даже попытка Понтия Пилата отмазать Иисуса не сработала.

Но поскольку приверженцы кона все же практиковали экспроприацию ценностей, то слово вор стало у обывателей ассоциироваться с кражей или грабежом.

Выводы

  1. Нельзя недооценивать воровской мир. Не смотра на тот факт, что он находится вне закона, он смог создать квази-государственные атрибуты и по некоторым параметрам более эффективные, чем официально государственные:

    • Система маляв — фельдъегерская почта
    • Система общака — общественный и квази-государственный бюджет, социальное обеспечение
    • Система сходняков – совещательные органы
    • Система разводящих — третейская, арбитражная и судебная функции
    • Внутренняя карательная система
    • Дружинное ополчение
    • Система иерархии

    И все это без обещаний, формализма, бюрократии и аудитов. Все на честном слове и авторитете — по понятиям.

  2. Не следует излишне романтизировать воровской мир, романтические времена Робина Гуда давно закончились. Хотя формально закон и кон находились в параллельных мирах, но между ними есть серая зона пересечения. Так или иначе коррупционное сращивании этих миров уже состоялось.

    Если раньше воровскому миру помогал кто-то по своим моральным убеждения, то сейчас это банальный подкуп. Крадут не у тех, кого надо, а у кого проще украсть. Но наказание "преступников" воровского мира и компенсация происходить лишь если этот случай вызывает громкой общественный резонанс. В большинстве случаев остается незамеченным или покрываемым. Очковтирательство уже не редкость для воровского мира, уже никого не удовлетворяет покупка титула вора в законе — вор высшей иерархии, с авторитетом и вливанием которого миру закона приходилось считаться, как с неизбежную данностью и соблюдать дипломатическую сдержанность.

    Деградации воровского мира послужило излишние старания закона в борьбе с ним (хотя официальная власть не осознавала этого). Когда население воровского мира увеличилось сверх количественного предела и не за счет идейных воров, а моральных дегенератов, то контролировать и исправлять их (даже воровскими методами) стало невозможно. В воровском мире начались те же явления толпотворения и деградации, которые когда-то произошли в мире закона. Таким образом т.н. "исправительные учреждения" стали превращаться в "разводительные питомники" – формально "исправившихся" стали сторониться.

  3. Однако наиболее важным выводом является тот факт, что общество, основанное на концепции кона (по понятиям) не только идеально или утопично, но может практически существовать продолжительно и успешно в наше время, но при определенных несложных условиях.

    То есть пресловутое гражданское общество возможно лишь при преодолении некоторых преград ментального толка, связанных с "общепринятыми ценностями", обоснование которых оказываются достаточно сомнительными.

Роковая ошибка цивилизации

Одним из главных заблуждений нынешней "законной" цивилизации состоит в том, что если закон испортился (протух), то нужно совершить революций и учредить новый идеальный закон. Во Франции даже был организован цивилизационный эксперимент – в течение короткого исторического времени проведено пять революций. При этом воз и ныне там, а правильных выводов не сделано.

Хотя за два столетия до этого Томас Мор предупреждал о таком результате в своей «Золотой книжечке...», рассказывая об умозрительном острове Утопия. И дело здесь совсем не в принципе государственности управления: монархия или демократия, а в самой концепции закона.

Закон — способ малой формализованной ценой получить многое "на халяву". Такое не работает в нашем земном мире как постоянный устойчивый принцип. Самотеком (нахаляву) в нашем материальном мире движется только деградация, поскольку она подчиняется объективному явлению энтропии – таким же основополагающим принципом, как земное тяготение. Для того чтобы противостоять энтропии (деградации), надо перманентно (как образ жизни) прилагать созидательные усилия. Для простого выживания, в совокупности примерно равное силе вектора энтропии, а для развития – превышающий силу энтропии (см. определение и описание понятия «жизнь»). Величина положительной дельты между энтропией и прикладываемыми созидательными усилиями определяет скорость развития личности, общества или цивилизации.

Сила энтропии не настолько велика, чтобы ее невозможно было преодолеть, она соразмерна силе тяготения. Прикладывание усилий для компенсации энтропийной силы не так обременительно. Но если общество (или все человечество) началось лениться, перестало прилагать надлежащую меру силы, то оно непременно впадет в энтропийный кризис (застой). Для того, чтобы выбраться из него надо прилагать значительно больше усилий, чем бы требовалось в обычных (бескризисных) условиях.

В этом смысле человечество уже более двух тысячелетий назад вошла в режим закона (т.е. режим халявы). Когда не надо держать в сознании кон, ведь есть закон на бумаге (пергаменте, камне, интернете). За это время человечество накопило такой энтропийный долг, что хватит на вечной мерзлоту. Стоит вопрос, сможет и человечество погасить этот долг перед Мирозданием или объявить его дефолтной цивилизацией?

Однако полный переход с закона на кон (как истинно, а не формально демократическое устройство общества) не поможет:

  1. Такой переход является слишком сложной ментальной перестройка, которую может совершить лишь ограниченное количество людей. Имеется в виду т.н. просветление.

  2. Кон требует количественного барьера на рост население общества, что уже не реально при нынешнем развороте глобалистского сценария. А новое дробление по национальному признаку и по-живому породит больше проблем, чем их решений.

  3. Дополнительно есть одна негативная черта, которая свойственна миру конакультурный консерватизм. Сама концепция кона базируется на механизме культурного наследия. Но не весь культурный корпус является содержательным, часть ее бесполезный устаревший балласт.

    Соответственно надо регулярно сбрасывать баланс и развивать содержательную часть культуры. Один из ярких примеров такого – вопрос о многоженстве – он имел смысл для выживания общества на ранних этапах развития, но по мере развитая цивилизации перестал быть насущным и даже стал тормозить ее качественное развитие. Без понимания того, как отделять суть от балласта (зерна от плевел) развитие невозможно. Два очевидных (но крайние ошибочных) решения:

    • Тащить за собой весь обоз целиком, обрастающий все бо́льшим и бо́льшим балластом (инерция).
    • Разрушить мир до основанья и затем... выплеснуть вместе с мутной водой ребенка.

    Такой вопрос возникает в любом изолированном обществе, не важно по воле закона, либо по собственному националистическому убеждению. Культурное и сознательное развитие такого общества прекращается. Мир движется во времени и развиваются, а изолированные общества останавливаются и наоборот деградируют на общем плане.

Почему паразиты всегда опережают развитие законопослушных, а следовательно реакция на них (социальная или здравоохранительная) всегда запоздалая?

Потому, что над паразитами не давлеет формальный закон. Закон (как бы не был он хорош) в отличие от кона неминуемо вносит тормозящий элемент в процесс развития, именуемый "стабильность". Когда стабильность незаметно переходит в застой, никто не знает. Фиксируется застой постфактум, когда уже поздно пить боржоми.

Решение

К счастью уже существует комбинированная концепция кон+закон, вполне подходящая для нынешних реалий. К тому же все элементы ее по отделенности уже давно известны человечеству и не вызовут культурного шока. Нужно лишь собрать их вместе в новой гармоничной структуре в целое. Необходимы лишь вполне посильные начальные организационные изменения и наличие решительности. Остальные изменения будут совершаться уже гораздо проще и естественнее, в соответствии с новой логикой процесса.

В свое время эта концепция получила соответствующее парадоксальные название «Демократической централизм». Она была заявлена и введена с ознакомительной и образовательной целью в рамках идеологической (внутрипартийной) работы. Но она не успела дойти до стадии внедрения в реальную жизнь гражданского общества.

Поделиться Поделиться в Телеграм